This option will reset the home page of this site. It will restore any closed widgets or categories.

Reset
Новости, факты, комментарии...
07.06.2011 09:15:57 Вера и верность Александра Булатовича (2)
Печать  
Послать другу  
Комментарии  


Россию и мир связывают судьбы наших соотечественников. Имена одних были незаслуженно забыты,  страницы биографий других  стерты временем. Героями радиопередач и публикаций радиостанции «Голос России» стали  государственные и общественные деятели, ученые, художники, дипломаты, представители различных сословий, оставившие о себе  добрую память, как в отечественной, так  и  в зарубежной истории.

В первой своей жизни он был гусаром - воином, разведчиком, путешественником и даже вождём африканского племени. Во второй - монахом и православным публицистом. Сегодня на малой родине в Сумской области его почитают как местного святого.

Булатович всегда был примером для отчаянных храбрецов. Или, как теперь говорят, экстремалов. Поэт Николай Гумилев повторил одно из его путешествий по жаркой эфиопской пустыне на верблюде.

В Эфиопии имя Александра Булатовича вроде визитной карточки России, хотя он был там более ста лет назад. Булатовича помнят не только потому, что, путешествуя по самым отдаленным уголкам страны, он оставил на карте Африки несколько русских названий, самое известное из которых - горный хребет Императора Николая II. Но и потому, что этот русский сыграл важную роль в отстаивании независимости Эфиопии.

При советской власти об Александре Булатовиче совсем было забыли. Но в 70-е годы, в связи с оживлением интереса к Африканскому континенту, были переизданы его труды по эфиопской географии и этнографии. А в 90-е годы прошлого века в России возродился интерес к истории Русской церкви. Тогда о Булатовиче вспомнили как о ярком православном публицисте.

Александр Ксаверьевич родился 26 сентября 1870 года. В жилах его текла татарская, грузинская, французская и русская кровь. Отец, потомственный военный, происходил из древнего дворянского рода Бекбулатовичей - прямых потомков Чингисхана. Маленький Александр отличался недетской храбростью, очень любил лошадей, был прекрасным наездником. Необыкновенная живость характера сочеталась в нем с удивительной набожностью. Иконами была увешана вся стена над его кроватью.

В 14 лет Булатовича определили в Александровский (бывший Царскосельский) лицей. В первое время непокорный юноша нередко оказывался в карцере, однако закончил Лицей в числе лучших учеников. Чин титулярного советника и служба в престижной петербургской канцелярии, в которую он был определен, не прельщали Александра. Вскоре он подал прошение о зачислении рядовым в лейб-гвардии гусарский полк 2-й кавалерийской дивизии. Через год с небольшим Булатович получил офицерский чин корнета, еще через несколько лет его, как лучшего наездника и фехтовальщика, назначили начальником полковой учебной команды.

По словам одного из сослуживцев, «для Александра не существовало лошади, которую он не смог бы укротить». А вот светская жизнь мало интересовала молодого офицера. На балах обычно не танцевал, а стоял в стороне, словно отбывая повинность.

В первые годы воинской службы произошло событие, повлиявшее на дальнейшую жизнь и судьбу нашего героя. Тайком от всех Булатович поехал к отцу Иоанну Кронштадскому, которого еще при жизни почитали святым, исповедовался и причастился у него. В этот день он обрел духовного отца, к которому впоследствии обращался за советом и благословением.

А впереди у Булатовича предстояло очень важное событие - особая миссия в далекую Эфиопию. В те годы на Африканском континенте развернулась ожесточенная борьба между Англией, Францией, Германией, Бельгией, Испанией и Португалией за колониальное господство. Одним из центров схватки стала Эфиопия, которая сохраняла независимость благодаря политике эфиопского негуса (императора) Менелика II. Объединив вокруг себя многие племена и территории, Менелик II играл на противоречиях между европейскими державами и искал союзников. Эфиопия - страна православная, и в России с сочувствием относились к борьбе единоверцев за независимость. В 1896 году после битвы при Адуа, в которой эфиопские войска нанесли поражение итальянской армии, в Одессе был организован сбор пожертвований в помощь раненым (а их были десятки тысяч с обеих сторон). Было объявлено о формировании двух санитарных отрядов для поездки в Эфиопию с миссией Красного Креста.

Неожиданно для всех прошение об участии в отряде подал Александр Булатович. «Летом 1896 года мне представился случай предпринять путешествие внутрь Абиссинии. Западные области, куда я направился, были мною выбраны потому, что в этом направлении Эфиопия почти еще совершенно не исследована», - писал он впоследствии.

Слова «представился случай» вполне объясняются рассекреченным позже сообщением о корнете Булатовиче из внутренней переписки российского Генерального штаба: «Имеются все данные предполагать, что сведения, которые будут доставлены этим офицером, могут послужить не только достаточно надежным материалом для выяснения современного состояния страны, но могут оказаться небесполезными и при наших дальнейших сношениях с Эфиопией».

К предстоящей поездке Александр готовился со всей тщательностью. Чтобы заранее выучить амхарский язык, он обратился за консультацией к знаменитому филологу и церковному историку, профессору Санкт-Петербургской духовной академии В.В.Болотову. Спустя всего год после этой консультации, когда Булатович вернулся из своей первой поездки в Эфиопию, Болотов с удивлением говорил: «В Петербурге не было человека, который амхарский понимал бы лучше меня. Теперь лейб-гусар корнет Булатович, вернувшийся из Абиссинии, и говорит и пишет на этом языке».

Во время своих африканских странствий Булатович стал первым европейцем, исследовавшим в конце XIX века таинственное африканское царство Каффу (ныне провинция Эфиопии). По слухам, он даже был избран вождем одного из эфиопских племен, после того как стал военным советником абиссинского негуса Менелика II и помог ему реорганизовать эфиопскую армию. В благодарность Менелик II подарил российскому посольству 40 гектаров земли. Сейчас осталось только 16, но за них, как и прежде, по указу Менелика II не берется арендная плата.

После завершения третьей африканской экспедиции Булатовича откомандировали в Северный Китай, где русская армия участвовала в боях, последовавших за так называемым боксерским восстанием. Здесь он, как всегда, проявлял чудеса храбрости. По словам современника, Булатович воспринимал войну «не как печальную необходимость, а как нечто светлое, хорошее, святое: он искал войны и военных приключений, жаждал их». Во время военных действий он вместе со своим эскадроном постился и читал Евангелие по главе в день. «Минута боя, - говорил Булатович, - самый благородный, святой момент. Нет выше этого момента. Разве бывают тогда у человека злоба, расчеты, лукавство, сребролюбие и другие пороки?»

В 1900 году он вернулся в Петербург. Вскоре в его судьбе случился неожиданный поворот. К изумлению высшего света, тридцатишестилетний ротмистр, которого ждала блестящая карьера, уволился в запас, принял монашеский постриг и уехал в Грецию, на святую гору Афон, где стал иноком русского монастыря Антонием.

Загадка побега Булатовича в монашескую обитель была модной темой разговоров петербургских светских салонов. Одни видели причину в его безответной любви к дочери полкового командира. Другие полагали, что, возвращаясь из Африки, где он не раз избегал смертельной опасности, Булатович побывал в Иерусалиме, и там, у Гроба Господня, в благодарность за сохраненную жизнь начертал в своем сердце обет посвятить оставшиеся годы Богу. Позже из записок самого Александра Булатовича стало известно, что благословение на монашеский подвиг он получил от своего духовного отца Иоанна Кронштадского, портрет которого носил с собой во всех своих странствиях.

В 1911 году он вновь отправился в Эфиопию. Целью его путешествия было создание русского православного монастыря. Однако этот проект не осуществился. Его друг негус Менелик II тяжело болел, а у правительства страны эта идея не вызвала интереса. Впрочем, Булатович построил в Адисс-Абебе русскую часовню.

Через несколько десятков лет она была разрушена. Теперь, на оставшемся старом фундаменте знаменитый российский путешественник Федор Конюхов построит новую часовню. В августе нынешнего года он договорился о ее возведении с эфиопскими властями. Кстати, в городе Хараре, откуда начал свое первое путешествие по Эфиопии Булатович, Конюхов собирается установить памятную доску.

В 1912 году, вернувшись на Афон, Булатович вновь стал героем драматической истории, бурно обсуждавшейся в российской прессе того времени. Он возглавил движение имяславцев, которое многими в Синоде было воспринято как ересь. Имяславцы были изгнаны с Афона и под военным конвоем вывезены в Россию. Только покровительство Николая II, помнившего Булатовича по личным встречам как «лихого офицера», спасло тогда схииеромонаха Антония от лишения сана священника.

Сам Булатович писал так: «Слава Богу и благодарю Его, что Он, сподобив меня некогда подвизаться в передовых отрядах конницы, которыми мне довелось предводительствовать на войне, ныне сподобил меня еще безмерно большей милости подвизаться в передовом отряде защитников Имени Господня». Из его записок также известно, что перед отъездом в Грецию Иоанн Кронштадский вручил ему свою книгу, сказав: «Тебе в руководство». Именно в этой книге он и прочитал слова «имя Божие есть Сам Бог», ставшие главным тезисом учения имяславцев. После возвращения в Россию Булатович продолжил печатную полемику по вопросу об «имяславии».

Разразилась Первая мировая война. В августе 1914-го Булатович получил разрешение поехать в действующую армию в качестве армейского священника. По воспоминаниям современников, отец Антоний не только служил священником, но и во многих случаях водил солдат в атаку.

Еще до прихода к власти большевиков Булатович, богатырское здоровье которого пошатнулось после перенесенных боевых ранений и болезней, удалился в свое родовое имение - село Луциковку (ныне - в Сумской области Украины). Здесь в уединенной келье он подвизался в трудах и молитвах. В 1919 году Булатович был убит бандитами, тщетно искавшими у него сокровища.

В 2003 году по благословению епископа Сумского и Ахтырского Иова, приходской священник села Луциковка отец Владимир вместе с односельчанами нашел забытую могилу схииеромонаха Антония Булатовича. В августе 2009 года состоялось перезахоронение его мощей. На могиле подвижника веры был установлен и освящен гранитный крест. На месте его кельи теперь стоит часовня. Жители Луциковки называют ее часовней трех Антониев: св. Антония Великого, св. Антония Киево-Печерского и отца Антония Булатовича, которого здесь почитают как местного святого.

В октябре прошлого года памятная доска с именем Булатовича появилась в Москве. Путешественник, а теперь и диакон Русской православной церкви Федор Конюхов установил ее на стене часовни в Садовническом переулке, где уже увековечена память многих первопроходцев.




Имя    Кому

NB! Обязательно укажите имя!


 

a
Собор соотечественников

Еврокаталог.eu – это бесплатная онлайн-директория фирм, услуг, средств массовой информации, обществ и частных специалистов в Европе, для которых русский является одним из рабочих языков