«Мы все вышли из сталинской шинели,

как великая русская литература

вышла из «Шинели» Гоголя».

Михаил Делягин

 

Оценивая сталинскую эпоху, выдающийся философ и социолог Александр Александрович Зиновьев в книге «Русский эксперимент» отмечал: «Сталинская политика вызывала и до сих пор вызывает злобу не столько потому, что была связана с жестокостью и репрессиями, сколько потому, что была поразительно успешной. Беспристрастные исследователи в далеком будущем наверняка в жестокости сталинских лет увидят не столько факт якобы необоснованных жестокостей, сколько мужество и дальновидность сталинского руководства пойти на эти жестокости как на неизбежные в интересах выживания страны». Откуда же взялась поразительная успешность сталинских проектов, ведь никакого научно обоснованного плана строительства социализма у Сталина не было?

В первые годы после революции большевики попытались было ввести коммунизм, но вышел провал, позднее названный «военным коммунизмом». После тяжелейших дискуссий двадцатых годов о перспективах развития страны, был сделан выбор коллективизации и индустриализации, с параллельной культурной революцией, что противоречило всем догмам марксизма. Большевики считали себя марксистами, а для марксиста самое главное - это мировая революция, без которой невозможно построение коммунизма и создание общества земного изобилия. А что по Марксу является главным идейным препятствием для общества земного изобилия?

Ну конечно же религия, этот «опиум для народа» и особенно Православная церковь, как единственная хранительница Истины. Если евангельское Откровение – Истина, то что тогда марксизм, который большевики считали единственно верным учением? К тому же христианство утверждает, что коммунизм – общество земного изобилия – это ересь. И как советским людям, в массе своей с православным мировоззрением объяснить, что будем строить ересь? Значит нужно уничтожить Русскую Православную Церковь, дабы не смущала народ. Этим и занялись коммунисты-интернационалисты под руководством Л.Д. Троцкого.

Но уже к концу двадцатых годов стало понятно, что марксизм и его методы – воинствующее богоборчество, классовая борьба, диктатура пролетариата, мировая революция и другие ведут страну к катастрофе. Л. Троцкого высылают из СССР, утихают горячие дискуссии о мировой революции и соединенных штатах Европы, начинается поиск других методов воплощения коммунистического идеала.

Такие методы большевики находят в… истории православной России. Русская духовная традиция, возрожденная сталинским руководством в общественном сознании в тридцатые-сороковые годы прошлого века, приведет к созданию советской идеологии и солидарного общества с высоким уровнем социальной справедливости. Создается модель общества, которое А.А. Зиновьев назовет «Русским коммунизмом».

По мере возрождения русской духовной традиции, старые большевики, так называемая «ленинская гвардия» все больше приходили к убеждению, что Сталин изменил делу революции и последовательно уничтожает «завоевания революции». Об этих «завоеваниях революции», например, в области нравственности можно понять из записей политэмигранта, религиозного философа Георгия Петровича Федотова в 1936 году: «Россия, несомненно, возрождается материально, технически, культурно. Одно время можно было бояться, что сознательное разрушение семьи и идеала целомудрия со стороны коммунистической партии загубит детей. Мы слышали об ужасающих фактах разврата в школе, и литература отразила юный порок. С этим, по-видимому, теперь покончено … Школы подтянулись и дисциплинировались. Нет, с этой стороны русскому народу не грозит гибель, строится, правда, очень элементарное, но уже нравственное воспитание. Порядок, аккуратность, выполнение долга, уважение к старшим, мораль обязанностей, а не прав – таково содержание нового послереволюционного нравственного кодекса».

Согласно новому нравственному кодексу была введена уголовная ответственность за содомию, запрещены аборты и фрейдистские эксперименты в воспитании детей, разделение детей на категории по умственным способностям - педология.

А вот, что писал Л.Д. Троцкий еще об одном «завоевании революции»: «Революция сделала героическую попытку разрушить так называемый «семейный очаг», архаическое, затхлое и косное учреждение … Место семьи … должна была, по замыслу, занять законченная система общественного ухода и обслуживания», - то есть действительное освобождение от тысячелетних оков. Доколе эта задача не решена, 40 миллионов советских семей остаются гнездами средневековья …».

Надо ли объяснять, что семья – это ячейка государства, разрушаем семью – разрушаем государство! С православной точки зрения семья – это малая церковь, пока сохраняются традиции семьи, сохраняются традиции исторической России, как основания для возрождения и укрепления православной духовной традиции. Л.Д. Троцкий это прекрасно понимал и видел, что «марксистская революция» превращается в подлинно русскую, направленную на укрепление семьи, а значит и государства.

Вот как оценила в 1938 году потерю «завоеваний революции» влиятельная партийно-литературная деятельница А. Берзинь (1897–1961), которая, в частности, в 1923–1925 годах активно стремилась «воспитывать» в большевистском духе Сергея Есенина: «В свое время в гражданскую войну я была на фронте и воевала не хуже других. Но теперь мне воевать не за что. За существующий режим я воевать не буду … В правительство подбираются люди с русскими фамилиями. Типичный лозунг теперь – «мы русский народ». Все это пахнет черносотенством и Пуришкевичем».

Согласно марксизму, который был «высшим откровением» для таких людей как А. Берзинь, строительство коммунизма предполагает разрушение наций и национальных культур. Да и зачем они нужны, ведь Маркс утверждал, что у пролетариата нет своего отечества, все люди братья и интернационализм объединит весь мир. Сталинское руководство положило конец этим утопиям.

Но каким образом произошло преображение убежденных марксистов-богоборцев в русских патриотов, возродивших Православную церковь, ведь марксизм и патриотизм несовместимы? Подумать только, марксисты-ленинцы, которые ненавидели историческую Россию – эту «тюрьму народов» с русской «нацией держиморд» и «великодержавным шовинизмом», вдруг сами становятся апологетами русского духовного возрождения. Что же произошло, почему Савлы превращаются в Павлов?

Вот что писал А.А. Зиновьев в книге «Нашей юности полет» о феномене сталинизма: «Сталинизм вырос не из насилия надо мною, хотя я был врагом его и сопротивлялся ему, а из моей собственной души и моих собственных добровольных усилий. Я ненавидел то, что создавал. Но я жаждал создавать именно это. Вот загадка феномена сталинизма». А что было заложено в души миллионов советских людей, чтобы из них выросла социальная справедливость? И откуда она взялась, если почти полтора десятка лет «ленинская гвардия» насаждала в советском обществе классовую ненависть марксизма?

Такое преображение в душах советских людей могло произойти только в процессе возрождения русской духовной традиции, ибо нет в языческих идолах марксизма духа преображения.

В книге «Духовные истоки советского социализма» представлено исследование возможной версии преображения марксистов-богоборцев в русских патриотов и возрождения русской духовной традиции. Книга будет полезна всем, кто работает в сфере русской общественной самоорганизации.

Текст книги можно скачать здесь.

 

Валерий Бухвалов, Dr.paed.